Конвенция по правам человека на рассмотрение дел беспристрастным судом

Так как в определениях этих инстанций очень много не соответствий с действительностью и наши доводы предоставленные судебным инстанциям даже не рассматривались. Вот один из них: Государственный контракт был подписан между Обществом с ограниченной ответственностью и Государственным учреждением 10 июля 2011 года, а в судебных решениях написано, что в этот же день нам было предоставлено со стороны Государственного учреждения дополнительное соглашение к контракту об мировом его расторжении в связи с не выполнением работы по данному Государственному контракту, хотя на самом деле дополнительное соглашение мы получили после прохождения всех сроков контракта. А так же во время судебных разбирательств по инициативе Государственного заказчика Общество с ограниченной ответственностью включили в список недобросовестных поставщиков не имея окончательного решения суда.

Введение Беспристрастность составляет фундамент самого понятия правосудия и справедливого суда. Поэтому неудивительно, что она занимает видное место в гарантиях соблюдения процессуальных норм, закрепленных в Европейской конвенции о правах человека и в прецедентной практике Европейского суда по правам человека. Убежденность людей в беспристрастности правосудия лежит в основе того доверия, которое граждане должны испытывать к своей судебной системе. Требование о беспристрастности правосудия включает в себя субъективные и объективные элементы. Именно последний из них занимает основное место в прецедентной практике Страсбургского суда в этой области и наиболее очевидным образом связан с общественным восприятием. Это нашло свое выражение в учении о важности внешних проявлений, отражающем давнюю истину: правосудие должно не просто свершаться, а свершаться в общественном восприятии; применительно к настоящему докладу ее можно перефразировать следующим образом: суды должны быть не просто беспристрастны, они должны восприниматься как таковые в общественном сознании.

Статья 6. Право на справедливое судебное разбирательство

Перевод решения рус. Факты С 1980 по 1994 годы Перу пережила ряд ужасных социальных потрясений, вызванных террористическим насилием. Если этого требует расследование, подозреваемые могут быть лишены связей с внешним миром. В этой связи, действие гарантий, предусмотренных статьей 2, подпунктами 7 неприкосновенность жилища , 9 свобода передвижения , 10 право собраний и 20.

Чрезвычайное положение действовало в период, когда предполагаемые жертвы были преданы суду. Во время полицейского расследования подозреваемые не имели права на адвоката до тех пор, пока они не сделали заявления относительно фактов. После этого предполагаемым жертвам были назначены адвокаты.

Меры, принятые в ходе расследования DINCOTE, включали: задержание, изучение медицинских и правовых документов; личный обыск; обыск в жилище и транспортных средствах; изъятие и замораживание активов; допрос задержанных и свидетелей, а также сбор документации, включая экспертные заключения, запросы о наличии судимостей и т. В настоящем деле эта классификация предусматривала военную юрисдикцию.

Подача ходатайств о судебных гарантиях не допускается. Защитник г-на Асторга Вальдеса подал два заявления habeas corpus: первое, чтобы получить разрешение суда на встречу г-на Асторга Вальдеса с защитником в тюрьме Кастро Кастро, а второй, чтобы получить согласие суда на посещение его родственниками в тюрьме Янамайо. Оба ходатайства были отклонены. В течение первого года содержания под стражей они содержались в очень небольших, непроветриваемых камерах без естественного освещения, и им разрешалось находиться за пределами своих камер только полчаса в день.

В настоящее время они содержатся в тюрьме Янамайо , с очень ограниченным правом на посещения. Оценка Межамериканского суда по правам человека Статья 7 5 право на личную свободу В настоящем деле, лишение свободы произошло на фоне крупномасштабных нарушений общественного правопорядка, которые в 1992 и 1993 годах были усугублены актами терроризма, приведшими к множеству человеческих жертв.

В ответ на эти события, государство приняло чрезвычайные меры, одна из которых позволяла задерживать подозреваемых в государственной измене без законного постановления суда. Применив действующие законы к настоящему делу, государство содержало г-на Мельядо Сааведра, г-жу Пинчейра Саез и г-на Асторга Вальдеса под стражей без судебного надзора с 14 октября 1993 года по 20 ноября 1993 года, когда они предстали перед военным судьей.

Г-н Кастильо Петруччи, в свою очередь, был задержан 15 октября 1993 года и предстал перед соответствующим судьей 20 ноября того же года. Этот Суд приходит к выводу, что период продолжительностью около 36 дней между временем задержания и датой, когда предполагаемые жертвы были доставлены к судье, является чрезмерным и противоречит положениям Конвенции. Поэтому Суд считает, что государство нарушило статью 7 5 Конвенции. Статья 9 принцип nullum crimen nulla poena sine lege praevia и нераспространение обратной силы закона Суд отмечает, что уголовные преступления, классифицированные в Указах-законах 25.

Тот факт, что оба преступления имеют определенные общие элементы, а также расплывчатое различие между этими двумя категориями преступлений, пагубно повлияли на правовую ситуацию ответчиков в нескольких отношениях: возможное наказание, юрисдикция суда и характер разбирательства. В таких случаях проводится суммарное разбирательство, в котором ответчик имеет меньше гарантий, и, если его признают виновным, будет приговорен к пожизненному заключению.

Защита прав человека, в частности, гражданских и политических прав, закрепленных в Конвенции, основывается на утверждении о существовании определенных неприкосновенных прав личности, которые не могут быть законно ограничены посредством осуществления государственной власти. Это — индивидуальная сфера, которая находится вне пределов досягаемости государства, или к которой государство имеет лишь ограниченный доступ. Суд считает, что преступления должны быть классифицированы и описаны посредством точных и однозначных формулировок, узко определяющих наказуемые деяния, тем самым гарантируя всестороннее соблюдение принципа nullum crimen nulla poena sine lege praevia в уголовном праве.

Это означает четкое определение преступного поведения, установление его элементов и факторов, отличающих его от поведения, которое либо не наказуемо, либо влечет за собой наказание, не связанное с лишением свободы. Неоднозначное определение преступлений вызывает сомнения и создает возможность злоупотребления властью, особенно когда речь идет о принятии решения об уголовной ответственности и наказании за преступное поведение, подразумевающем лишение самых больших ценностей, таких как жизнь и свобода.

Законы, подобные примененным в настоящем деле, то есть законы, не определяющие преступное поведение с достаточной точностью, нарушают принцип nullum crimen nulla poena sine lege praevia, предусмотренный статьей 9 Американской конвенции. Поэтому Суд считает, что государство нарушило статью 9 Конвенции. Указ-закон 1992 года изменил это правило, позволив военным судам рассматривать дела гражданских лиц, обвиняемых в государственной измене, независимо от временных соображений.

Суд отмечает, что закон устанавливает юрисдикцию военных судов с целью поддержания порядка и дисциплины в рядах вооруженных сил. Применение этой функциональной юрисдикции ограничивается военнослужащими, которые совершили некоторые преступления или ненадлежащим образом выполняли свои обязанности, а иные полномочия предоставляются военным судам только при определенных обстоятельствах.

Это определение содержалось в статье 282 Конституции Перу 1979 года. Передача юрисдикции от гражданских судов военным судам, позволяющая военным судам судить гражданских лиц, обвиняемых в государственной измене, означает, что компетентный, независимый и беспристрастный суд, заранее созданный в соответствии с законом, не может рассматривать такие дела.

По сути, военные суды не являются судами, заранее созданными в соответствии с законом для гражданских лиц. Не имея военных функций или обязанностей, гражданские лица не могут участвовать в поведении, нарушающем военные обязанности. Когда военный суд принимает юрисдикцию по делу, которое должны рассматривать обычные суды, право лица на рассмотрение дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, заранее созданным в соответствии с законом, и, тем более, его право на справедливое судебное разбирательство, будут нарушены.

Это право на справедливое судебное разбирательство, в свою очередь, тесно связано с самим правом на доступ к суду. Основной принцип независимости судебной системы состоит в том, что каждый имеет право быть заслушанным обычным судом, в соответствии с процедурой, заранее установленной законом.

В соответствии со статьей 8 1 Американской конвенции, председательствующий судья должен быть компетентным, независимым и беспристрастным.

В рассматриваемом деле, вооруженные силы, участвующие в борьбе с повстанцами, также осуществляли судебное преследование лиц, связанных с повстанческими группами. Это значительно ослабляет непредвзятость, которой должен обладать каждый судья. Кроме того, в соответствии с Уставом военной юстиции, члены Верховного суда военной юстиции, высшего органа военной судебной системы, назначаются министром соответствующего сектора. Члены Верховного суда военной юстиции также решают, кто из их подчиненных будет выдвинут, и какие стимулы будут им предложены; они также распределяют функции.

Этого самого по себе достаточно для возникновения серьезных сомнений в независимости судей военных судов. Этот Суд постановил, что гарантии, которые должны обеспечиваться каждому лицу, представшему перед судом, должны быть не только существенными, но и судебными.

В настоящем деле, Суд считает, что военные суды, которые судили предполагаемых жертв за преступление государственной измены, не отвечали требованиям независимости и беспристрастности, которые статья 8 1 Американской конвенции признает жизненно необходимыми элементами справедливого судебного разбирательства.

Эта проблема осложняется тем фактом, что закон не разрешает этим судьям самоотвод. Поэтому Суд считает, что государство нарушило статью 8 1 Конвенции. Осуждение г-на Асторга Вальдеса еще более ярко демонстрирует, насколько малы были шансы обвиняемого на эффективную защиту. В его деле, обвиняемый был признан виновным судом последней инстанции на основании новых доказательств, которые его адвокат не видел и, следовательно, не мог опровергнуть.

Этот частный случай показывает, с какими препятствиями столкнулись адвокаты, и как мало у них было возможностей, чтобы представить какие-либо доказательства защиты. По сути дела, подсудимые не получили заблаговременно достаточной информации о выдвинутых против них обвинениях; условия, в которых адвокаты вынуждены были работать, были совершенно недостаточными для надлежащей защиты, поскольку они не имели доступа к материалам дела до дня провозглашения решения судом первой инстанции.

В результате, присутствие и участие адвокатов превратились в чистую формальность. Следовательно, вряд ли можно утверждать, что жертвы имели адекватные возможности для защиты. Поэтому Суд считает, что государство нарушило статью 8 2 b и 8 2 c Конвенции. Статья 8 2 d право обвиняемого защищать себя с помощью выбранного им защитника Факты показали, что, в соответствии с законами, действовавшими в то время в Перу, жертвы не могли воспользоваться услугами адвокатов между моментом их задержания и временем, когда они дали свои показания DINCOTE.

Только после этого суд назначил им адвокатов. Поскольку у задержанных уже были адвокаты, которых они выбрали сами, роль назначенных адвокатов была, в лучшем случае, вспомогательной см. Хотя закон, который запрещает адвокату одновременно оказывать помощь более чем одному ответчику, действительно ограничивает для обвиняемого выбор адвокатов, он, по сути, не представляет собой нарушение статьи 8 2 d Конвенции.

Тем не менее, в подобных делах, когда было показано, что адвокаты столкнулись с трудностями в личном общении со своими клиентами, Суд постановил, что была нарушена статья 8 2 d Конвенции. Поэтому Суд считает, что государство нарушило статью 8 2 d Конвенции. Статья 8 2 f право допрашивать свидетелей акон, применимый в настоящем деле, не позволяет проводить перекрестный допрос свидетелей, на чьих показаниях основывались обвинения, выдвинутые против предполагаемых жертв.

Проблема, связанная с запретом проводить перекрестный допрос полицейских и военных агентов, усугубилась, как было установлено ранее см. Это лишило адвокатов возможности опровергнуть собранные доказательства, содержащиеся в докладе о полицейском расследовании.

По мнению Суда, ограничения, с которыми столкнулись адвокаты жертв, нарушили их право на допрос свидетелей и вызов лиц, которые могли бы пролить свет на факты, как того требует Конвенция. Поэтому Суд считает, что государство нарушило статью 8 2 f Конвенции. Статья 8 2 h право на обжалование судебного решения в вышестоящий суд Суд отмечает, что, в соответствии с законодательством, применимым в делах, связанных с государственной изменой, решение суда первой инстанции может быть обжаловано; также может быть подано ходатайство об отмене решения суда второй инстанции.

В дополнение к этим двум средствам правовой защиты, также может быть подано ходатайство о пересмотре окончательного решения, на основании существования последующих доказательств и при условии, что лицо не было осуждено за государственную измену в качестве лидера, руководителя или члена руководства вооруженной организации.

В настоящем деле, апелляция и ходатайство об отмене были поданы адвокатами г-на Кастильо Петруччи, г-на Мельядо Сааведра и г-жи Пинчейра Саез, в то время как адвокат г-на Асторга Вальдеса подал прошение о пересмотре окончательного решения.

В качестве последнего средства, можно было подать кассацию в Верховный суд, чтобы обжаловать решения военных судов в отношении гражданских лиц. Это средство правовой защиты, предусмотренное Конституцией 1979 года, которая действовала на момент задержания и была применена в судебном разбирательстве против жертв, было изменено в Конституции, обнародованной 29 декабря 1993 года, в которой говорится, что подача кассации допускается только в делах о государственной измене, когда наказанием является смертная казнь.

Адвокаты г-на Кастильо Петруччи и г-на Асторга Вальдеса подали кассации, но они были отклонены на основании положений действующей в настоящее время Конституции.

Суд отмечает, что, как уже было сказано см. Право на обжалование судебного решения, также предусмотренное в Конвенции, не выполняется только потому, что есть вышестоящий суд, по отношению к суду, который рассмотрел дело обвиняемого и осудил его, и в который последний обратился или может обратиться.

Для эффективного пересмотра судебного решения по смыслу Конвенции, вышестоящий суд должен иметь юрисдикционные полномочия рассматривать частный случай, о котором идет речь.

Важно подчеркнуть, что, от первой до последней инстанции, уголовное разбирательство является единым производством, состоящим из нескольких этапов. Таким образом, понятие суда, заранее созданного в соответствии с законом, и принцип справедливого судебного разбирательства применимы на всех этапах и должны соблюдаться во всех инстанциях.

Если суд второй инстанции не удовлетворяет требованиям, которым должен соответствовать суд, чтобы быть справедливым, беспристрастным и независимым судом, заранее созданным в соответствии с законом, разбирательство, проведенное этим судом, не может считаться законным и действительным. В настоящем деле, вышестоящий суд был частью военной структуры и как таковой не был достаточно независимым, чтобы действовать в качестве суда, заранее созданного в соответствии с законом, с юрисдикцией судить гражданских лиц.

Поэтому, хотя средства правовой защиты, пусть и очень ограничительные, существовали, и обвиняемый мог ими воспользоваться, не было никаких реальных гарантий, что дело будет пересмотрено вышестоящим судом, объединяющим в себе качества компетентности, беспристрастности и независимости, как того требует Конвенция. Поэтому Суд считает, что государство нарушило статью 8 2 h Конвенции.

Судебное разбирательство по делу проводилось на военной базе, вне досягаемости общественности. Все разбирательство по делу, включая слушание, проводилось вдали от глаз общественности и в тайне, что является грубым нарушением права на публичное слушание, признанного в Конвенции.

Поэтому Суд считает, что государство нарушило статью 8 5 Конвенции. Статья 26 и 7 6 судебная защита Суд повторяет, что право на прямое и быстрое обращение в компетентный суд или любое другое эффективное средство правовой защиты, защищающее лицо от действий, нарушающих его основные права, является одной из фундаментальных основ не только Американской конвенции, но самого принципа верховенства права в демократическом обществе по смыслу Конвенции […] Статья 25 тесно связана с общим обязательством, содержащимся в статье 1 1 Американской конвенции, в части обязанности государств-участников обеспечивать защиту средствами своего национального законодательства.

В этом смысле, следует подчеркнуть, что для того, чтобы такое средство существовало, недостаточно, чтобы оно было предусмотрено Конституцией или законом, или чтобы оно было официально признано — оно также должно быть действительно эффективным для установления существования нарушения прав человека и обеспечения возмещения. Приведенный выше вывод справедлив в обычных и чрезвычайных обстоятельствах.

Поэтому Суд считает, что национальное законодательство лишило жертв возможности пользоваться судебными гарантиями; таким образом, государство нарушило статьи 25 и 7 6 Конвенции. Статья 5 право на личную неприкосновенность В настоящем деле, гражданин Чили Хайме Франциско Кастильо Петруччи содержался в полной изоляции, под контролем органов государственной власти, в течение 36 дней, прежде чем предстать перед судом.

Это, в сочетании с утверждениями Комиссии которые не были оспорены государством о том, что во время предварительного слушания заявители были с завязанными глазами или в капюшоне, и в наручниках, само по себе является нарушением статьи 5 2 Конвенции. Кроме того, 7 января 1994 года суд первой инстанции признал г-на Кастильо Петруччи, г-на Мельядо Сааведра и г-жу Пинчейра Саез виновными в преступлении государственной измены и приговорил их к пожизненному заключению.

Содержание в изоляции считается исключительным видом лишения свободы по причине его серьезных последствий для заключенного. Доказательства, представленные сторонами, показали, что на практике некоторые из условий, например, одиночное заключение, изменились к моменту рассмотрения дела.

Однако этот факт никак не изменяет вывод Суда. Поэтому Суд приходит к выводу, что государство нарушило статью 5 Конвенции. Общее обязательство в соответствии со статьей 2 Американской конвенции подразумевает принятие мер двух видов: это, с одной стороны, отмена любых норм и практики, которые каким-либо образом нарушают гарантии, предусмотренные Конвенцией; и, с другой стороны, принятие норм и разработка методов, способствующих эффективному соблюдению этих гарантий.

Очевидно, что государство не выполнило свои обязательства в соответствии со статьей 2 Конвенции в отношении законов, которые применялись для судебного преследования обвиняемых.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Статья 6 Европейской Конвенции о защите прав и свобод. Справедливое судебное разбирательство.

Постановления и решения Европейского суда по правам человека, где в качестве основного статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, он не мог добиться рассмотрения судом правомерности его содержания под. См. также отдельно Протокол № 14 к Конвенции о защите прав человека и основных дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, b) принимает решения по вопросам, переданным на рассмотрение Суда.

Постановления и решения Европейского суда по правам человека, где в качестве основного нарушения рассматривалась статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: Статья 6 Право на справедливое судебное разбирательство 1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным, до тех пор пока его виновность не будет установлена законным порядком. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: а быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения; b иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты; с защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия; d допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него; е пользоваться бесплатной помощью переводчика, если он не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке. Статьи Конвенции: 3, 5, 6, 13, 29, 35, 41. Уровень значимости: 2 - средний.

Перевод решения рус.

Право на справедливое и публичное судебное разбирательство статья 6. Как отмечает М. Таким образом, рассматриваемая статья применима только к делам, в ходе которых определяются гражданские права или обязанности или разбираются уголовные обвинения.

Право на справедливое судебное разбирательство

Европейский Суд по правам человека Статья 19 Учреждение Суда В целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней, учреждается Европейский Суд по правам человека, далее именуемый "Суд". Он работает на постоянной основе. Статья 21 Предъявляемые к судьям требования 1. Судьи должны обладать самыми высокими моральными качествами и удовлетворять требованиям, предъявляемым при назначении на высокие судебные должности, или быть правоведами с общепризнанным авторитетом. Судьи участвуют в работе Суда в личном качестве. На протяжении всего срока пребывания в должности судьи не должны осуществлять никакой деятельности, несовместимой с их независимостью, беспристрастностью или с требованиями, вытекающими из характера их работы в течение полного рабочего дня. Все вопросы, возникающие в связи с применением положений настоящего пункта, решаются Судом. Статья 22 Выборы судей 1. Судья от каждой из Высоких Договаривающихся Сторон избирается Парламентской ассамблеей большинством поданных за него голосов из списка, включающего трех кандидатов, представляемых этой Высокой Договаривающейся Стороной.

Вы точно человек?

Информация в данном разделе может не совпадать с официальной позицией Совета Европы Обеспечение беспристрастности и объективности судей при рассмотрении уголовных дел Моисеева Татьяна Владимировна - старший консультант Верховного Суда Российской Федерации. Обеспечить реализацию гарантированного государством права на судебную защиту всем гражданам, независимо от того, какую роль они играют в правовом конфликте, и постановление законного, обоснованного и справедливого приговора может лишь суд - беспристрастный и объективный 1 1 "Беспристрастный" определяется как "не имеющий ни к кому пристрастия, справедливый". Ожегова и Н. Беспристрастность - качество, суть которого составляет требование непредвзятого и справедливого отношения к каждому субъекту уголовного судопроизводства. Она предполагает, что судья при рассмотрении материалов конкретного уголовного дела субъективно свободен от личных предубеждений или пристрастий в отношении участников процесса. Его действия должны исключать какие-либо обоснованные сомнения, то есть он должен быть объективно бесстрастным. Судья не должен иметь интересов, за исключением одного - правильного применения закона. Объективность - качество, суть которого состоит в требовании, предопределяющем такое отношение к рассмотрению дела, которое позволяет выявить как уличающие, так и оправдывающие подсудимого обстоятельства, а также смягчающие и отягчающие его наказание, и в итоге постановить законный, обоснованный и справедливый приговор.

Статья 6.

Европейский Суд отметил, что "протокол об административном правонарушении послужил основой для рассмотрения судьей дела, когда было впервые предъявлено "обвинение" пункт 66 постановления. Суд принял во внимание точку зрения Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, состоящую в том, что "протокол о правонарушении мог использоваться или использовался как доказательство. Однако в данном случае текст судебного решения не свидетельствует о том, что протокол о правонарушении, как таковой, рассматривался как доказательство, призванное подтвердить вину обвиняемого... Суд второй инстанции сослался на протокол об административном правонарушении как на устанавливающий "тот факт, что правонарушение имело место"...

Решение Межамериканского суда по правам человека по делу “Кастильо Петруччи и другие против Перу”

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Лекция. Яннеке Герардс. Парадоксы Европейской конвенции по правам человека
Похожие публикации